Собкин: 10 лет Южный играл на Кубке Дэвиса во вред себе

Южный

«НЕ БЫЛО ТАКОГО, ЧТОБЫ МЫ ПОЗНАКОМИЛИСЬ С ЮЖНЫМ»

– Борис Львович, вспомните момент, когда вы впервые познакомились с Михаилом.

– Вы знаете, не было такого момента, чтобы мы с ним знакомились в классическом понимании. Он играл в спортклубе, в котором и я тренировался и начинал уже тогда работать. Я увидел мальчишек (Михаила и Андрея – Прим. ред.) без тренера. Поговорили с отцом и пошло-поехало. Знакомства как такового не было. Я знал, кто они, откуда взялись, а они знали, кто я.

– Сразу поняли, что у Михаила большое будущее?

Нет. Да и не бывает такого, чтобы вот так и сразу можно сказать. Ясно было, что у Миши бешеное трудолюбие, чемпионский характер – это все видно. Но этого ведь мало. Как говорят в математике, условие необходимое, но не достаточное. В тот момент должно было столько всего сложиться, чтобы получился игрок такого уровня, как Миша. Оно сложилось в итоге, но говорить, что уже тогда я знал – нет. Один из моих девизов гласит: «Делай, что должен, и будь, что будет». Я ему следовал. Работали, шаг за шагом с детства. Я считаю, что как игрок Миша состоялся.

«ПОСЛЕ МАТЧА С МАТЬЕ МЫ ПОТЕРЯЛИ 2003 ГОД»

– Давайте вернемся к одному из самых памятных моментов – 2002-й год, Берси. Когда вы узнали о том, что Михаил будет играть пятый решающий матч финала Кубка Дэвиса?

– Разговоры, в общем-то, ходили, что такое может быть. Кафельников был не в форме, к тому же у него имелись проблемы со здоровьем, и ожидать, что он победит, было сложно. Поэтому разговоры ходили. А реально я и Миша узнали о решении капитана после парной игры в субботу. Тарпищев сказал готовиться к завтрашнему дню.

– Получается, у вас и вашего подопечного был день. Как настраивали его?

– В том то и дело: с одной стороны, вроде как сказали готовиться, а с другой – до конца не было ясно, что он сыграет. Честно сказать, я не на 100% верил, что Шамиль Анвярович решится на замену – очень сложно это сделать, имея в составе Кафельникова. Тем более, насколько я знаю, Женя не особо горел желанием, чтобы Миша вместо него играл. Поэтому, на 100% я был уверен, когда он уже на матч вышел. Точнее, когда мы приехали и нам сказали сидеть в раздевалке и готовиться к выходу.

– И тут вы получаете 0-2 по сетам. Что творится внутри у теннисиста, который проигрывает 0-2?

– Обычно в такой момент наступает тупая апатия. Когда ты понимаешь, что, да, дело плохо, но, с другой стороны, еще не все потеряно. В таком состоянии Миша, кстати, играл матч с Клижаном (полуфинал St.Petersburg Open-2012 – Прим. ред.) когда счет в третьей партии был 2-5. Тупая апатия, все плохо – но в этой ситуации, как правило, игроки становятся опасны, потому что перестают бояться за результат. У меня было точно такое же состояние. Не было чувства, что все пропало, просто тупая апатия, обидно проигрывать, конечно. Но дело в том, что и в моей карьере (правда, я не играл пятисетовых матчей на любительском уровне) тоже была масса матчей, когда выигрывал, проигрывая сет и уступая, те же 2-5, скажем, во втором сете. У любого теннисиста есть в архиве такого характера матчи, которые он выигрывает и которые он проигрывает. Теннис из этого состоит. Поэтому паники тогда не было.

– Тот матч может сравниться по накалу с еще каким-нибудь противостоянием с участием Южного?

– На самом деле, было много матчей, полных внутреннего напряжения. Что касается Миши, то опять же, с какой стороны на это посмотреть. Матч против Матье стал…

– Отправной точкой?

– Нет, почему-то все так считают. После этого матча мы потеряли 2003 год. Может быть, без этого матча Миша играл бы в сто раз лучше и по итогам 2003 года был бы в двадцатке. Все забыли, но я хочу напомнить, что в конце 2002 года перед финалом Кубка Дэвиса Миша был 34-м, и было ему 20 лет, играл он хорошо. А после этого матча на него свалилась сумасшедшая слава, всем он стал нужен, и 2003 год, если сравнивать с предыдущим, стал провальным. Поэтому, кто бы что ни говорил, у меня свое мнение относительно того, что этот матч стал поворотным в Мишиной карьере. Конечно, приятно, что он получил вес в стране, до этого он был никому не известен…

– Вышел из тени Кафельникова и Сафина?

– Нет, он не вышел из их тени. Понимаете, на фоне Марата и Евгения в любой другой стране 20-летнего игрока, который уже 34-й в рейтинге, на руках бы носили, прославляли. А Мишу даже никто не знал. Ну Кафельников, Сафин есть, какой там Южный, 34-й…

«ЧТО ТАКОЕ ВОЙТИ В СОТНЮ? ЮЖНЫЙ БЫЛ 34-м, И ВСЕ СПРАШИВАЛИ, КТО ЭТО ТАКОЙ»

– В прошлом году ходили разговоры о том, что Южный больше не сыграет за сборную. Однако настала пора решающего матча с бразильцами, и Михаил стал его главным героем.

– Нас очень попросили. Действительно была тяжелая ситуация, когда команда оказались на пороге вылета, и мы приняли решение сыграть.

– А будет ли ваш подопечный в дальнейшем играть за сборную России в Кубке Дэвиса?

– Мне трудно сказать. Во-первых, это не от нас зависит. Я не знаю, какой курс сейчас возьмут Шамиль Анвярович и ФТР в плане комплектования сборной. Конечно, Миша в таком возрасте, когда надо подходить избирательно к этому процессу. Он не может играть все подряд себе во вред. Десять лет, даже больше, каждый матч в Кубке Дэвиса он играл себе во вред, и, как правило, это потом оборачивалось против него в личных турнирах. Просто уже пришло такое время, когда Миша не может себе этого позволить. Что будет дальше, сказать очень сложно, это зависит, подчеркиваю, не только от нас, хотя и от нас тоже. Посмотрим.

– Как вы думаете, надолго ли мы осядем в первой группе, и что можете сказать о нашей молодежи, которой предстоит эту ситуацию исправлять?

– На будущий год увидим, но не знаю. Процесс становления молодежи идет тяжело – я имею в виду в первую очередь Кузнецова и Донского. Хотя этот год вроде бы намечается поворотным. Надеюсь, что, может быть, по итогам сезона ребята войдут в сотню. Но что такое войти в сотню? Вот сейчас мы говорим об этом. Подождите, и все об этом говорят. И все их знают. И это будет круто, если войдут в сотню, все говорят. А Южный был 34-м, и все спрашивали, кто это такой, что за игрок?

– В чем главная причина такого положения дел?

– Вы знаете, это естественный процесс смены поколений. До этого у нас все было гладко. Были сначала Метревели, потом следующее поколение – Чесноков, Волков, Черкасов. После этого Кафельников, Сафин, затем Южный с Давыденко. А сейчас тенденция нарушилась. Отчасти этот процесс носит случайный характер, но, кроме того, к сожалению, отсутствует система подготовки, которая была до этого.

– Тандем Южный-Собкин известен еще и научной деятельностью. Вы – доктор технических наук, ваш подопечный – кандидат педагогических. Когда все успеваете?

– Что касается меня, я все это успел еще до того, как начал с Мишей работать в 1993 году. Диссертацию защитил в 1991-м. Что касается Миши, то у него голова на месте. Он думающий человек, умеет концентрироваться на главном. Собственно диссертация была написана по мотивам его непосредственной соревновательной деятельности. И то, что он сумел обобщить все и изложить в диссертации, для меня сюрпризом не стало.

– Советы давали?

– Нет. У него был научный руководитель, Владимир Голенко, который с ним занимался. Конечно, на финальной стадии диссертацию я читал, небольшие замечания были, но это все мелочи.

– О работе в университете не думали?

– Нет, я уже отработал свое.

«СЕЙЧАС ТЕННИС ПРОЦВЕТАЕТ, КАК СОЦИАЛИЗМ В СССР»

– Предлагаю немного поразмышлять. Вы – президент АТР, какие изменения вы бы совершили в туре?

– Я об этом уже не раз говорил. Та система, которая сейчас функционирует, не работоспособна. Эта система плохая, она была сделана при предыдущем президенте. Я считаю, что он сломал хорошую систему, которая была. Образно говоря, сейчас теннис «процветает», как социализм, который был в Советском союзе. Нет никакой конкуренции между турнирами. Волевым усилием выделены главные и второстепенные. У главных нет никакого стимула ни повышать призовые, ни делать турниры лучше. У второстепенных, соответственно, тоже, потому что им отведено место на задворках.

– Что тогда, на ваш взгляд, необходимо сделать?

– Первое – это уйти от этой системы. Нужно сделать очень простую и эффективную систему: количество очков должно зависеть от призового фонда. И второе – нужно убрать обязаловку. Обязательные турниры приводят к травмам, Надаль не играет, Федерер тоже объявил, что ему нужен небольшой отдых.

– Под обязаловкой подразумеваете «Мастерсы»?

– «Мастерсы», турниры серии 500. Ведь ты должен сыграть все «Мастерсы», 4 турнира категории 500, причем обязательно один в конце сезона, и так далее. Причем, многие «Мастерсы», не хочу никого обижать, по организации очень плохие. Все потому, что им наплевать. Они знают, что спортсмены обязаны у них сыграть. Они не стараются, не задумываются о качестве обслуживания спортсменов. Турниры должны конкурировать между собой, и это будет способствовать повышению их качества. Сейчас же конкуренция отсутствует напрочь. Главные почили на лаврах, а второстепенным сказали не дергаться, и они и не дергаются.

4525d98d

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *