Евкуров и Кадыров от спора о границе перешли на личности

Личности

По данным источника газеты, спикер парламента Дукуваха Абдурахманов уже направил в Госдуму законопроект, призванный закрепить территориальные притязания Грозного на часть соседней республики. Газета ВЗГЛЯД решила разобраться в том, насколько обоснованы притязания и как дальше будет развиваться спор братских народов.

Как сообщил газете ВЗГЛЯД источник в парламенте Чечне, спикер уже повел активную работу по закреплению территориальных прав Чечни законодательно и пытается заручиться поддержкой в Москве. Соответствующий законопроект, по словам источника, уже направлен в Госдуму, правда содержание законопроекта пока не известно. В официальной базе Госдумы такого документа пока нет.

«Сегодня жители Ингушетии строятся на наших территориях, называя их своими, завтра другие соседи объявят своими какие-то площади. Наш регион один из самых небольших субъектов»

«Не исключено, что речь идет о воссоединении двух республик, — сказал источник. — Абдурахманов известен как давний и активный сторонник этой идеи. Впрочем, может быть, речь идет лишь о том, что федеральный центр должен участвовать в разрешении пограничного спора». Сам Абдурахманов накануне от комментариев для газеты ВЗГЛЯД отказался.

Напомним, что в четверг ингушский лидер Юнус-Бек Евкуров выступил с небывало резкой критикой в адрес Рамзана Кадырова, упрекнув чеченского коллегу в непомерных амбициях. Так он откликнулся на предъявленные соседями к Ингушетии претензии.

«Задетое самолюбие»

В Ингушетии уверены, что Рамзану Кадырову не удастся ни сдвинуть границы, ни уж тем более восстановить единую Чечено-Ингушетию. Бывший пресс-секретарь ингушского президента Юнус-Бека Евкурова, политолог Калой Ахильгов считает, что нынешний конфликт — исключительно эмоциональный, у него нет стратегической подоплеки.

«Dопрос о границах как предмет разговора — не является основополагающим. Здесь корнем спора стало задетое самолюбие — после истории со взорвавшимся домом в селе Галашки, в котором находились предполагаемые боевики», — считает Ахильгов.

«Это связано с личными отношениями Кадырова и Евкурова. И в этой связи единственный вопрос, который можно было бы поставить как конфликтный, который потенциально мог бы привести к спору, это границы. Никаких других проблем между чеченцами и ингушами просто не существует», — сказал эксперт.

По его мнению, заявления Кадырова о спецоперации в Галашках уронили авторитет Евкурова. «Если люди Евкурова пойдут и проведут спецоперацию в Чечне, в глазах населения авторитет Рамзана упадет. Так же и здесь, — сказал Ахильгов. – В Ингушетии и так ситуация не самая здоровая — на фоне многочисленных похищений людей… Такие факты и так роняют авторитет руководства республики, а явные заявления о том, что чеченские силовики провели на территории Ингушетии спецоперацию, ущемляют авторитет Евкурова еще больше».

Что касается воссоединения, то общественное мнение, по его словам, в Ингушетии категорически против. «Руководство Ингушетии тоже этому радоваться не будет. Насчет общественного мнения в Чечне сказать не могу, но при условии, что новую республику возглавит Разман Ахматович, думаю, чеченцев это устроит… Но это не возможно, если другая сторона против», — добавил Ахильгов.

Ахильгов добавил, что на отношениях рядовых ингушей и чеченцев последние ссоры политиков никак не сказались. Напомним, ингуши и чеченцы принадлежат к одному и тому же вайнахскому этносу и у них, по сути, один язык.

Вместо свадьбы – междоусобица

Напомним, повод к ссоре республик невольно подали трое чеченских боевиков, подорвавшихся 29 июля в одном из домов села Галашки Сунженского района Ингушетии.

31 июля правительство Ингушетии объявило, что трое боевиков подорвались там сами – при изготовлении бомбы. В общей хронике событий это сообщение даже не привлекло особого внимания.

Однако на следующий день Рамзан Кадыров объявил, что взрыв в Галашках была итогом спецоперации. По версии Кадырова, были уничтожены известные террористы — братья Заурбек и Ибрагим Авдорхановы, а также Аюб Халадов. Именно они организовали в августе 2010 года налет на Центорой, родовое село Кадырова. Поэтому охота за ними была для чеченского лидера делом чести.

Выйти на преступников, по его словам, удалось после того, как «была получена оперативная информация, что в один из частных домов в селе Галашки должны прибыть боевики, чтобы забрать некую девушку, которая якобы выходит замуж за Ибрагима Авдорханова».

Кадыров дал понять, что захватить боевиков живыми не удалось и те погибли в ходе боя. Он не уточнял, с ведома ли властей Ингушетии состоялась эта операция.

Евкуров опроверг слова коллеги. «Если под спецоперацией подразумевается то, что сотрудники правоохранительных органов Чечни приехали и забрали два трупа и одного раненого, то это мы подтверждаем», — пояснил Евкуров.

В ответ Кадыров раскритиковал коллегу за «отсутствие вменяемой политики борьбы с терроризмом». Евкуров, в свою очередь, заявил, что в честь Рамадана прощает коллеге этот критический выпад.

Братское размежевание

Полемика затихла, пока в минувшее воскресенье Кадыров не выступил уже по другому поводу — с территориальными претензиями.

Кадыров обвинил власти Ингушетии в захвате земель, заявив, что «межевая линия, которую мы никогда не проводили и которой никогда не интересовались, изо дня в день из месяца в месяц двигается внутрь Чечни».

«Только в районе Горагорска в одностороннем порядке проведено размежевание, в результате чего к ранее отрезанным от Чечни землям дополнительно посягнули на сотни и тысячи гектаров», – сказал он.

В Грозном заявляют, что «должностными лицами Ингушетии предпринимаются шаги, направленные не только на юридическое закрепление на территориях, которые чеченскими властями осознанно оставлялись как межреспубликанские, но и на захват новых земель». При этом Кадыров заявил, что власти Ингушетии якобы действуют на основе документов, подписанных еще Джохаром Дудаевым, при том, что Россия никогда не признавала режим Дудаева законным.

Эти обвинения в какой-то мере справедливы — но только если учесть, что основа документов была подписана не только Джохаром Дудаевым, но и отцом Рамзана Кадырова Ахматом — в бытность его главой Чечни.

Три спорных района

Ключевые слова:  Чечня, территория, Ингушетия, Рамзан Кадыров, Юнус-Бек Евкуров, СКФО

Право на какие же именно территории оспаривает Кадыров?

Спорными считаются три приграничных участка: кроме уже упомянутых окрестностей Горагорска (Надтеречный район Чечни), это Малгобекский район Ингушетии, внутри которого в нескольких селах компактно живут чеченцы, а также главное яблоко раздора — Сунженский район, который, напомним, есть в обеих республиках. В Сунженском районе Чечни числится всего два крупных населенных пункта — это станицы Серноводская и Ассиновская, остальная часть района остается под юрисдикцией Ингушетии.

Ингушский историк Умалат Гадиев напомнил в интервью газете ВЗГЛЯД, что станицы Ассиновская, Серноводская и хутор Давыденко, находившиеся прежде в составе Ингушении, отошли к Чечне в 2003 году — как раз согласно протоколу, подписанному тогдашними руководителями республик Муратом Зязиковым и Ахматом Кадыровым.

«На мой взгляд, это было сделано необоснованно, — просто потому, что там живет больше чеченцев», — заметил Гадиев. Историк уверен, что эти два села также находятся на землях, которые ингуши с полным правом считают своими исконными.

«Но сегодня в Чечне претендуют еще на несколько населенных пунктов Сунженского района Ингушетии. Например, на станицы Нестеровскую, Орджоникиджевскую и Троицкую», — добавил он.

Историк также отметил, что чеченцы претендуют еще на несколько территорий в Малгобекском районе. «Например, на станицу Вознесенская и село Пседах – поселение, которое возникло давным-давно. Да, там живет большинство чеченцев. Там оседали чеченцы, которые бежали от кровной мести и от репрессивных актов. Все эти земли — Пседах, Сагопши, Малгобек — в 17 и еще даже в 18 веке принадлежали кабардинским князьям. Потом эти земли были выкуплены царской казной в пользу Ингушетии», — пояснил Гадиев.

Что касается Надтеречного района, то, как отметил историк, граница между Чечней и Ингушетией проходит по окраине Горагорска.

«Я был в Горагорске, граница сразу же за ним начинается. Если зайти на сайт администрации Чечни, там есть административная карта Чечни, где эти земли около Горагорска обозначены как уже ингушские. Они свои границы определили еще раньше нас законом о границах местного муниципального образования в 2009 году. Почему сегодня они хотят эту границу пересмотреть, я понять не могу. Никакие претензии ни тогда, ни в 2010, ни в 2011 не предъявлялись», — сказал Гадиев.

По словам историка, многие рядовые ингуши обижены нынешними территориальными претензиями. «Мы поражены, так как мы как никто другой фактически спасли чеченский народ в двух этих войнах, приняв более 300 тыс. беженцев. Поэтому мы возмущены. Мы даже не претендуем на земли, которые перешли Чечне в 19 веке», — удивился историк.

«Устоявшиеся границы»

Напомним, что вечером в понедельник, спустя сутки после предъявления территориальных претензий, Евкуров ответил на них решительным отказом.

«Был принят закон о местном самоуправлении, проведены – и не раз – выборы в разных субъектах (Чечне и Ингушетии). Границы устоялись не только между республиками, но и между унитарными предприятиями, министерствами и т. д.», – написал Евкуров в своем ЖЖ.

«Этим административным отношениям – не один десяток лет. Попытка любой стороны пересмотреть их приведет к конфликту», – отметил глава республики. «С учетом этого руководство Республики Ингушетия за то, чтобы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой граница проходила по уже устоявшимся территориям», – написал он.

Во вторник Кадыров вновь потребовал передвинуть рубежи.

«Я уважаю ингушский народ. Но нужно учитывать, что Россия — федеративное государство, в которой существуют свои законы, и которые должны неукоснительно соблюдаться», — процитировал Кадырова сайт главы и правительства Чечни.

«Чужого нам не надо, но и на своей земле мы хотим быть хозяевами… Наш регион один из самых небольших субъектов России, при том, что у нас самые высокие показатели рождаемости по стране. Если каждый желающий будет отхватывать пять или 50 тысяч га территории, то мы скоро останемся ни с чем», — подчеркнул Кадыров.

«Вышел за границы» и «за рамки полномочий»

Евкуров поначалу избегал прилюдно полемизировать с чеченским коллегой, ограничиваясь заметками в Твиттере. И лишь в четверг он выступил на публике, причем нарушил молчание весьма резкими словами.

«Все свои амбиции Рамзан Кадыров решил вынести за пределы своей республики, выйдя за рамки своих полномочий. Для меня очевидно, что единственный путь бесконфликтного решения вопроса территориальных границ между субъектами — это сохранение их в устоявшихся пределах», — заявил Юнус-Бек Евкуров, выступая в Магасе.

Евкуров назвал заявления Кадырова о том, что «все знают, что Сунженский район и часть Малгобекского района — это чеченские земли», провокационными и неуместными, цитирует главу Ингушетии «Интерфакс».

В законе о местном самоуправлении четко прописаны все действия сторон в решении вопроса по определению территориальных границ между двумя субъектами. Это процедуры, связанные по отмежеванию между муниципальными образованиями. Комиссия по этим вопросам в республике создана и работает с 2009 года, напомнил Евкуров.

«Почему только сегодня чеченское руководство обеспокоилось этим вопросом, я не понимаю. Мы проводим свою работу в рамках этой комиссии. Мы неоднократно обращались к чеченской стороне с различными инициативами. Предлагали обсудить их предложения. Никакой реакции не последовало. Сегодня представилась историческая возможность руководителям обеих республик сесть и договориться. Если мы сумеем это сделать — отношения двух народов еще больше укрепятся», — заявил Евкуров.

Хроника братского спора

Как это часто бывает, каждая из сторон называет спорные земли своими «исконными». Однако историки напоминают, что эту территорию могут с полным правом считать своей многие народы.

Накануне монгольского нашествия 13-го века территория будущей Чечено-Ингушетии не представляла единого целого ни в этническом, ни в социально-экономическом, ни в политическом отношениях. Вайнахские племена населяли главным образом горные районы и предгорную часть бассейна реки Сунжа. С приходом монголов на Северный Кавказ степная и равнинная часть Чечено-Ингушетии вошла в состав Золотой Орды.

В течение 15 века в результате ослабления и распада Золотой Орды вайнахи с горных районов переселились в равнинную полосу к югу от реки Сунжи и далее на восток.

В 16 веке на берегах рек Терека и Сунжи расселились кабардинские племена.

В начале 19 века Кабарда, в том числе сегодняшний Малгобекский район Ингушетии, Моздокский район Осетии и другие территории Ингушетии и частично Чечни, вошла в состав Российской империи.

Многие из населенных пунктов, из-за которых сегодня спорят Грозный и Магас были основаны в то время русскими войсками как крепости и станицы в ходе колонизации. Однако уже в советское время национальный расклад в них постепенно сменился и бывшие казачьи станицы превратились в населенные преимущественно чеченцами или ингушами аулы.

С приходом Советской власти в начале 20-х годов были созданы отдельно Чеченская и Ингушская автономные республики. Сегодня в Чечне претендуют на те территории нынешней Ингушетии, которые были в составе Чечни с 1922 по 1934 год. В середине 30-х республики были соединены в рамках Чечено-Ингушской АССР.

В 1992 году съезд народных депутатов России вновь разделил бывшую АССР надвое — без определения границ. Это было связано с тем, что населенные преимущественно чеченцами восточные районы автономии де-факто уже не подчинялись Москве — там уже была провозглашена непризнанная республика Ичкерия во главе с Джохаром Дудаевым.

В то же время ингуши, проживавшие в западных районах, выражали желание оставаться в России. Так, с момента возникновения обоих регионов в составе России – более 20 лет — административная граница между республиками официально и не была не установлена.

В 1993 году президент Ингушетии Руслан Аушев и фактический лидер Чечни Дудаев подписали договор, по которому Сунженский район почти целиком отошел Ингушетии, а за Чечней оставались населенные пункты — Серноводск и Ассиновская.

Территориальные претензии вспыхнули в 1997 году, когда Ичкерию возглавлял уже Аслан Масхадов. В Грозном тогда раскритиковали ингушские власти за передвижение милицейских постов в Сунженском районе вглубь чеченской территории. В итоге посты вернулись на прежнее место.

В январе 2001 года в Чечне был образован свой Сунженский район с административным центром в Серноводске. Площадь ингушского Сунженского района – 881 кв. км, причем там предположительно имеются запасы нефти, правда, расположены они далеко от тех населенных пунктов, на которые сегодня претендуют в Чечне.

10 марта 2003 года тогдашние лидеры двух республик Ахмат Кадыров (отец нынешнего президента) и Мурат Зязиков подписали протокол, согласно которому под юрисдикцию Чечни отходили село Серноводское и станица Ассиновская Сунженского района, а остальная его территория – под юрисдикцию Ингушетии. Этот протокол, по сути, дублировал соглашение Аушева и Дудаева от 1993 года.

В 2005 году, в ранге и. о. премьер-министра Чечни, Кадыров-младший впервые поднял вопрос о расширении границ. «Вопрос наших исконных территорий волнует весь народ. Как в соседних регионах, так и в самой Чечне хорошо известно, где проходила граница до объединения субъектов и где она должна проходить после размежевания… Мы, естественно, хотим быть хозяевами своей земли», – говорил Кадыров.

В парламенте отреагировали — и в апреле 2006 года, когда спикер палаты Дукваха Абдурахманов призвал вообще к воссоединению двух республик, подчеркнув, что только так можно решить территориальный спор. Но в Кремле дали понять, что объединительные процессы запускать пока не планируют.

И вот теперь конфликт вспыхнул с новой силой.

«Граница менялась незаметно»

По мнению чеченского политолога, директора Центра стратегических исследований «СК- Стратегия» Абдуллы Истамулова, для решения спора необходимо провести референдум в обеих республиках.

«Я не думаю, что это программное решение со стороны чеченского руководителя. Скорее всего, это копилось годами. Возможно, Рамзан Кадыров, посещая Ингушетию, заметил, что граница потихоньку перемещалась внутрь республики. Может, даже тут сыграла роль судьба чеченцев, проживающих в ингушских селах. Ингушетия идет на их ущемление, отсутствуют рабочие места, там плохая инфраструктура», — полагает эксперт.

В свою очередь источник газеты ВЗГЛЯД в чеченском парламенте полагает, что «референдум на руку Кадырову». «Так он сможет решить проблему по закону и не прибегая к поддержке Москвы. Но проведение референдума маловероятно. Помимо поддержки Кремля, у Кадырова, в отличие от Евкурова, есть явная поддержка со стороны населения, местной элиты и хорошо отточенный административный ресурс. Вариантов два: либо Кадыров выходит победителем, либо каждый регион остается при своем», — сообщил собеседник газете ВЗГЛЯД.

Отметим, что «оставаться при своем» — как раз и есть то, что отстаивает Евкуров, то есть победителем в данном случае будет все-таки как раз он.

«Не собираемся разбазаривать земли»

В споре о границе Ингушетия может, в первую очередь, апеллировать не к соглашениям, подписанным с Дудаевым, а к протоколу от 10 марта 2003 года, по которому Чечне были переданы Ассиновская и Серноводская. Чечня тогда осталась в обиде, так как ингушам достались четыре населенных пункта, а чеченцам только два. Однако, как подчеркивают в Чечне, этому документу можно дать обратный ход, мотивировав это тем, что на тот момент Кадыров-старший был главой временной администрации Чеченской Республики, а значит был не вправе решать столь важные вопросы, как граница.

Историк Умалат Гадиев считает, что Москва все-таки должна вмешаться в спор.

«Изменение границы субъектов федерации происходит на основе референдума. Так звучит закон. Так что ингушский народ будет решать. Мы никак не собираемся разбазаривать наши земли по какой-то прихоти одного человека. Единственный выход, который возможен в нынешней ситуацией, правильно высказался Евкуров, это утвердить границу , которая существуют ныне», — сказал он.

По его словам, «Москва должна вмешаться в этот процесс и указать руководителям на местах на то, чтобы они не предпринимали радикальных шагов, которые могут привести к изменениям ситуации в регионе в худшую сторону».

Ингушский политолог Ахильгов отметил, что ничего не слышал о каких-либо попытках ингушской стороны передвинуть межу возле Горагорска. «Даже повода никакого не было, там везде с обеих стороны – ГУПы, и у них между собой территории давно поделены», — напомнил политолог.

Ахильгов полагает, что полемика двух столиц скоро утихнет. По его мнению, теперь, видимо, будет сформирована двусторонняя специальная комиссия, которая займется неспеша этим вопросом и, может быть, даже спорить на своих заседаниях.

«Как это всегда бывает, чтобы спустить все на тормоза, создается комиссия. В любом случае деятельность этой комиссии будет подконтрольна Москве. На мой взгляд, в итоге все равно будут утверждены нынешние границы. Эта та ситуация, при которой перенести границу нельзя, потому что как только на сантиметр перенесут границу из Чечни в Ингушетию, тут же появятся разговоры о других границах других республик», — заключил Ахильгов.

Расскажи о себе на Russia.ruПараллельный кадастровый учет

А тем временем в Горагорске (поселке Горагорский Надтеречного района) Чечня уже начала собственные работы по определению новых, правильных, по мнению Кадырова, административных границ. Руководит работами на месте глава Надтеречного района Султан Ахметханов.

«Ингуши сделали у себя кадастровый учет. Мы сейчас делаем параллельно кадастровый учет. После завершения комиссия на уровне руководства будет решать, где должна пролегать граница», — сказал газете ВЗГЛЯД Ахметханов. Напомним, что Аметханов включен в состав республиканской комиссии, которую возглавляет спикер парламента Абдурахманов.

От дальнейших комментариев Ахметханов отказался, сославшись на то, что до разрешения сложившейся ситуации любые комментарии могут быть восприняты болезненно. Впрочем, как заявил газете ВЗГЛЯД сотрудник администрации Горагорска, избежать конфликта не удастся.

«Проводя свой кадастровый учет, ингуши заняли нашу территорию. Сейчас мы проводим новый учет земель, который должен восстановить наши территориальные интересы. И, скорее всего, ингушская сторона будет считать, что мы заняли их территорию», — признал собеседник.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *